ОЧЕРКИ О ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А.Я. БЕРЕЗНЯКА

ПОБЕДЫ «ОСВОБОЖДЕННОГО» ФИЛИАЛА



     Тогда же в 1949-51 годах А.Я. Березняк с инициативной группой советских специалистов разработал несколько проектов истребителей. Один из них – истребитель-перехватчик «486» – в сентябре 1951 года получил одобрение ВВС и министерства. Самолет «486» имел треугольное крыло малого удлинения, четырехкамерный ЖРД, лыжное шасси, гермокабину, катапульти руемое сиденье и высотный спасательный скафандр для летчика. Согласно расчетам, перехватчик набирал высоту 22 км за 2,33 мин. На этой высоте дальность горизонтального полета с работающим двигателем составляла более 200 км при скорости, соответствующей числу Маха М=1.5 (около 500 м/с).

Самолет «486»

     После расформирования ОКБ-2 группе разработчиков для реализации проекта было предложено переехать в Новосибирск.
     Судьбу советских специалистов из расформированного ОКБ-2 решила встреча Александра Яковлевича Березняка и Артема Ивановича Микояна, к тому времени Генерального конструктора опытного конструкторского бюро истребителей и бомбардировщиков. В связи с тем, что постановлением Совета Министров от 01.09.1951 года заводу № 1 поручается освоение серийного производства беспилотного самолета КС разработки ОКБ-155 Микояна, Александру Яковлевичу было предложено создать при заводе № 1 филиал ОКБ-155 по доводке «изделия КС» и его дальнейшей модификации. После обсуждения со своей группой предложение приняли, и при заводе № 1 (впоследствии Дубненский машиностроительный завод) создается филиал ОКБ-155. Надо сказать, что в первое время, да и потом, Артем Иванович Микоян и его заместитель Михаил Иосифович Гуревич заботливо опекали свой филиал. Поддерживали при необходимости и техникой, и специалистами.
     Победы «освобожденного» филиала

Первые сотрудники филиала

     Приказ об организации филиала ОКБ-155 № 1010 был подписан 12 октября 1951 года министром авиационной промышленности М.В. Хруничевым.
     Этим же приказом определялся список первых сотрудников филиала (все они бывшие сотрудники ОКБ-2):
     З.М. Александрова,
     Л.Н. Боголюбский,
     М.Н. Гальперин,
     В.С. Демидович,
     Е.Г. Елецкая,
     А.Н. Елецкий,
     В.И. Емельянова,
     Б.Д. Иванов,
     К.И. Киселева,
     Б.В. Куликов,
     С.Ш. Лифшиц,
     З.А. Макотченко,
     О.В. Мельников,
     Т.С. Овчарова,
     М.Т. Панкова,
     Г.К. Самохвалов,
     Н.Г. Соколов,
     К.Н. Субботин,
     М.Ф. Шоев.
     Их знают все, эти люди бессменно и преданно трудились в стенах ОКБ до своего ухода на заслуженный отдых, с некоторыми из них мы простились раньше… Самые уважаемые люди предприятия оставили о себе долгую память.
     Руководителем этого филиала и заместителем Главного конструктора был назначен Александр Яковлевич Березняк. Назначение было обоснованным и понятным. В своем активе Александр Яковлевич имел опыт работы с ведущими немецкими специалистами по созданию реактивных самолетов и известность одного из создателей первого советского ракетного самолета.
     1 ноября 1951 года из Москвы была привезена документация на КС, началась ее отработка и запуск в производство. Документация была довольно «сырая», сроки – очень жесткими, поэтому работа велась в две смены, а часто и по ночам. Уже в феврале 1953 года чертежи были приняты заказчиком для серийного производства.
     Деятельность небольшого коллектива сотрудников, помноженная на их энтузиазм и молодость, начала давать свои результаты. Для ускорения отработки КС был создан пилотируемый аналог изделия, испытания которого проводил прославленный летчик-испытатель, дважды Герой Советского Союза Амет Хан Султан. В 1953 году изделие было сдано Заказчику и отмечено Государственной премией СССР. И в этом успехе есть реальный вклад филиала.

     В начале 1952 года филиал получил первое пополнение – это молодые специалисты, выпускники авиационных вузов: Логинов Н.М. (впоследствии заместитель Главного конструктора, лауреат Государственной премии), Смирнов В.И., Нешина И.А., Малинковский Ю.П., Маковский А.Ф., Кашуба В.А.
     В мае того же года прибыла еще одна большая группа: Павлов В.А. (впоследствии заместитель Главного конструктора, лауреат Ленинской премии), Сметанин И.А. (лауреат Государствен ной премии), Симансков И.Н. (лауреат Государственной премии) и другие.
     Но тут начались осложнения. Неожиданно филиалу было предложено свернуть работу, а дела передать в другую организацию. Для передачи дел Александру Яковлевичу с трудом удалось оставить 12 человек. Через полгода решение о закрытии филиала было отменено, коллективу поручили новую работу, дав при этом указание в несколько раз увеличить штат…

А.Я. Березняк

     В конце 1953 года было расформировано ОКБ-1. Многие его специалисты влились в состав филиала ОКБ-155. Например, Обрубов П.Н. (впоследствии заместитель Главного конструктора), Лазарев А.А. (впоследствии заместитель Главного конструктора по летным испытаниям), Хайкин Р.Ш. (впоследствии начальник отделения аэродинамики, к.т.н., лауреат Государственной премии), Поташников К.М. (впоследствии начальник КБ), Хапаев М.М., Шелепин М.В., Новиков А.Н., Клементьев А.А., Крумбмиллер В.В., Насонов Р.И. Продолжали прибывать молодые специалисты.
     Возникали и решались новые проблемы в аэродинамике, прочности, металловедении, двигателестроении, автоматичес ком управлении полетом. Работать приходилось на одних площадях с заводом № 1. Тесно сотрудничали с СКО. Дело двигалось. С 1955 года в филиале сосредоточивается практически весь объем работ по тематике КС.
     Принципиально важно, что именно с этого времени с участием Александра Яковлевича продолжается энергичное развитие совершенно нового направления в авиационной технике – ракетостроения. Именно работа над созданием крылатых ракет КС (поначалу их называли «крылатыми снарядами» по аналогии с немецкими ФАУ-1): «КС – воздух – земля», «КСС – корабль (берег) – корабль», «КС-7 (ФКР-1) – земля – земля» – принесла первую известность в авиационном мире А.Я. Березняку и его коллективу. А организаторские и деловые качества Александра Яковлевича во многом способствовали тому, что за сравнительно короткое время филиал ОКБ из малочисленной группы конструкторов вырос в сплоченный творческий коллектив.


      Из воспоминаний кандидата технических наук, лауреата Государственной премии К.Н. Субботина.

     Чтобы создать хорошую машину, надо иметь талант. Чтобы создать творческий коллектив, целую фирму, способную поставить и утвердить себя, нужен особый талант. А когда твор
ческий коллектив создается и укрепляется не по указанию сверху, а по инициативе снизу, то это требует и немалой самоотвер женности (в самом прозаическом значении этого слова). Всеми этими качествами обладал Александр Яковлевич.


     В то время многое определялось ситуацией. Передача Микояну, а затем и филиалу ОКБ-155 морской тематики связана с проявившимся интересом к этому направлению Н.С. Хрущева, наблюдавшему однажды пуски КСС (противокорабельная крылатая ракета наземного базирования – модификация «КС») на Балтике. Было очевидно, что КСС – слишком слабое оружие для крейсеров водоизмещением 18 тыс. тонн, к тому же Н.С. Хрущев хотел поскорее отделаться от тяжелых кораблей… Березняк хорошо оценивал обстановку и тоже понимал, что морским судам нужны новые ракеты, а КСС из-за больших габаритов создает определенные трудности при пуске с кораблей. (Работы по КСС были прекращены в июле 1957 года).
     И вот в 1955 году в соответствии с постановлением правительства начинается разработка принципиально новой крылатой ракеты морского базирования – П-15 с жидкостно-ракет ным двигателем и поручается она непосредственно филиалу ОКБ-155. Это изделие было полностью своим, с этого момента привлекает возможность заявить о себе уже не как о филиале головного КБ, а как о самостоятельном предприятии.

Противокорабельная крылатая ракета наземного базирования КСС


В мае того же года филиал пополнился новой группой молодых специалистов. И все-таки людей было маловато (численность филиала к тому времени была человек сто).


      Из воспоминаний лауреата Ленинской и Государственной премий М.Н. Гальперина.

     Целеустремленность Александра Яковлевича ярко проявилась в процессе создания нашего коллектива. Он создавался в условиях гонений на мелкие конструкторские коллективы. Буквально накануне с легкой руки тогдашнего заместителя министра А. Яковлева был ликвидирован ряд малых ОКБ. В этих условиях Александр Яковлевич сумел создать сначала филиал ОКБ А.И. Микояна, превратив его в самостоятельное предприятие, сплотить коллектив и вместе с ним же отвести реально нависшую угрозу быть поглощенным всесильным тогда конкурентом.



     Для эскизного проектирования ракеты П-15 была определена группа в составе Боголюбского Л.Н., Гальперина М.Н., Хайкина Р.Ш., Логинова Н.М. и Субботина К.Н. По мере прояснения облика ракеты и ее систем к разработке подключились все подразделения филиала и смежные организации. Работа над эскизным проектом и конструкторской документацией велась под непосредственным руководством Александра Яковлевича. Он вникал в суть основных проблем, давал советы. Всегда требовал, чтобы, например, слабые места конструкции определялись заранее, чтобы их вовремя подкрепить. Больше всего его интересовали, конечно, результаты испытаний. Им он придавал особое значение, «чтобы понять самому и другим убедиться». В конечном итоге его солидный опыт, обширные знания и интуиция во многом способствовали решению поставленной задачи. Важным подспорьем был и настрой коллектива. Не было ни аккордов, ни отгулов, ни давления сверху. Просто уходили с работы поздно с мыслью «додумать» дома.

Крылатая ракета П-15

     Полигонные испытания были очень сложными и необычными из-за неизвестных последствий от воздействия ударной волны и акустических шумов при старте ракет на организм человека. Тем не менее ни у кого не возникало сомнений, и никто не отказывался от участия в испытаниях и отработке.

     С 1955 года параллельно с морской ракетой П-15 продолжается работа по доводке авиационных ракет больших дальностей класса «воздух-поверхность» – К-10С, с 1956 года – Х-20М. Разработки ракет КС-10С и Х-20М велись с участием филиала и отмечены Ленинскими премиями 1963 года. Модификация К-10С – ракета К-10СД – стала лауреатом Государственной премии 1970 года.
     В целом это были серьезные работы вполне зрелого коллектива, и, как следствие, Александр Яковлевич Березняк приказом № 101 от 19.03.57 г. назначен Главным конструктором филиала ОКБ-155. Ему вменяется руководство филиалом ОКБ-155 по эскизному и рабочему проектированию, испытаниям и доводкам опытных объектов филиала и их модификаций, освоению их в серийном производстве, а также контроль за выполнением решений правительства и приказов министра по своему разделу.
     Филиал ОКБ –155 постепенно набирает мощь и силу.
     Жизнь продолжается.
     С появлением у вероятного противника сверхзвуковых высотных самолетов, способных преодолевать ранее созданную систему противоракетной обороны страны, встала задача создания специальных мишеней для отработки зенитно-ракетных комплексов и учебно-боевой подготовки личного состава ПВО. В 1959 году такая работа была поручена коллективу, возглавляемому А.Я. Березняком. В итоге мишень КРМ оказалась удачной, а также самой простой и дешевой по сравнению с разработками других КБ. Модификация мишени КРМ – спасаемая многоразовая мишень КРМ-2.
     Не прекращается всесторонняя и постоянная работа над качеством комплекса П-15. Результаты отличные, и в 1961 году разработка филиала ОКБ-155 была отмечена Ленинской премией. Александр Яковлевич Березняк и Марк Нафтальевич Гальперин, в то время ведущий конструктор, становятся лауреатами Ленинской премии.

     В историю ракета П-15 вошла позже, 21 октября 1967 года, во время израильско-египетского конфликта, когда в районе дельты Нила четыре ракеты П-15, запущенные с египетских катеров проекта 183Р, потопили израильский эсминец «Эйлат». Это был первый в истории случай боевого применения самонаводящихся крылатых ракет с двигателем ЖРД.

Приказ № 156 о назначении А.Я. Березняка Главным конструктором 2 степени


      Из воспоминаний М.Н. Гальперина.

     Александра Яковлевича отличала высокая интуиция конструктора, умение видеть перспективное направление техники и направить свою недюжинную энергию в этом направлении. Пример этому – длительное увлечение ЖРД, которое, очевидно, корнями уходит к работе над самолетом БИ-1. Еще будучи заместите лем Главного конструктора и начальником филиала ОКБ А.И. Микояна, Александр Яковлевич начал с замены турбореактивного двигателя (ТРД) на жидкостно-реактивный (ЖРД) на изделии разработки этого ОКБ. Помню, тогда А.И. Микоян, уважавший А.Я. Березняка как талантливого конструктора, в неофициаль ном разговоре заметил: «Александр Яковлевич еще не хозяин, но он станет хозяином, когда выбросит из головы свой ЖРД». Однако время подтвердило правоту Александра Яковлевича. Изделия с ЖРД отличались простотой, лучшими характеристиками при одновременном снижении их стоимости. Можно сказать, что ЖРД явились эпохой в становлении нашего предприятия.



     Одновременно с работами по П-15 и мишеням КРМ на базе имеющихся наработок в 1961-62 годах филиалом завершены разработки еще двух крылатых ракет класса «воздух-поверх ность» – КСР-2 и КСР-11. Сотрудничество с головной фирмой Микояна принесло сразу две Ленинских премии 1963 года.
     Высокая и заслуженная оценка для молодого коллектива филиала ОКБ-155 и его талантливого руководителя и организатора. Александр Яковлевич становится признанной величиной в авиастроении.
     Эти и другие работы коллектива оказались прорывом в новое качество вооружений. Наша авиация становилась ракетоносной. Благодаря таким работам, как разработка (эскизное проектирование проходило в ОКБ А.И. Микояна) ракет КС, Х-20М, К-10С, КСР-2, КСР-11, самолетам-ракетоносцам отечественных ВВС стали доступны гораздо более удаленные цели. Особенно нужно отметить то, что страна получила средство борьбы с авианосными соединениями на океанских просторах – противокорабельную ракету авиационного базирования П-15 и ее модификации.

Крылатая ракета класса «воздух-поверхность» КСР-2

     Одна из лучших разработок филиала ОКБ-155 – ракета Х-22, подхваченная сразу после эскизного проектирования ОКБ Микояна, стала родоначальницей целого семейства ракет для поражения морских, радиолокационно-контрастных сухопутных, радиоизлучающих и площадных целей. Постоянно совершенствуясь, она приобретала все новые боевые свойства и до настоящего времени находится на вооружении морской и дальней авиации. И она еще не исчерпала своего потенциала модернизации, заложенного в нее талантом создателей. Впоследствии модификации ракеты – Х-22М и Х-22МА – лауреаты двух Государственных премий – 1971 и 1975 годов.

Крылатая ракета Х-22

     Работы по созданию авиационных ракет КСР-5 и КСР-5П проводились для замены морально устаревших ракет КСР-2 и КСР-11 и были начаты еще в 1962 году. Ракета КСР-5 создавалась с учетом максимального использования технических решений, принятых при проектировании ракеты Х-22, и предназначалась для поражения надводных кораблей и крупных наземных радиолокационных целей. ЖРД для этой ракеты был создан коллективом, возглавляемым давним другом и соратником Александра Яковлевича – Исаевым А.М. Полная разработка ОКБ-155 – ракета КСР-5 – Государственная премия 1970 года. Тогда же Александр Яковлевич становится лауреатом Государственной премии. Модификация ракеты КСР-5 – ракета КСР-5П – впоследствии Государственная премия 1977 года.

Крылатая ракета КСР-5

     В 1963 году начата первая разработка для фронтовой авиации – авиационная противорадиолокационная крылатая ракета класса «воздух–поверхность» – Х-28. Впоследствии – Государственная премия 1970 года.
     И помимо всего, кропотливейший по тем временам, без оргтехники, труд по подготовке конструкторской документа ции на серийные заводы в Смоленск, Тбилиси, Арсеньев.

     Заметно улучшились финансовые дела. Стало возможным осуществить заветную мечту Александра Яковлевича – создать свою лабораторную базу.
     Введен в строй новый вычислительный комплекс (1963 г.) взамен устаревшей ЭВМ «Урал-1», построены стенды математического, полунатурного моделирования (1963 г.), покупалось и устанавливалось оборудование в лабораторию гидравлических испытаний, начал строиться антенный павильон и лаборатории статических, динамических и теплопрочност ных испытаний.
     Сооружение главного конструкторского лабораторного корпуса (ЛКК) началось в 1964 году. В это время в Московской области действовал запрет на строительство новых промышленных объектов. И Александр Яковлевич предусмот рительно оформил документацию на строительство корпуса и специального стенда для отработки двигательных установок в Калининской области (по дороге в г. Кимры), причем обосновал такой шаг необходимой удаленностью объекта для испытаний двигательных установок. Далее были подготовлены документы, показывающие большие неудобства и затраты по организации транспорта и прокладке коммуника ций. После детального обсуждения в Московской области было разрешено строительство корпуса на том месте, где он сейчас стоит.

Письмо № 1256 Баранову Ф.П. – председателю исполнительного комитета Калининского областного совета депутатов трудящихся

     Продукт вынужденной изобретательности Александра Яковлевича в стекле и бетоне встречает сегодня въезжающих в левобережную часть города и в некотором смысле его украшает.

Лабораторно-конструкторский корпус (ЛКК)

     На основании приказа МАП № 118 от 10.06.65г. филиалу ОКБ-155 был передан экспериментальный цех. Целью организации опытного производства было выполнение работ по отработке сложных узлов и конструкций разрабатываемых изделий, изготовление аэродинамических моделей и стендового оборудования для оснащения лабораторной базы.
     В 1960-е годы разработка конструкторской документации проводилась по нормалям АН-1237, нормативной документа ции по выдаче, например, технических заданий, как сейчас, не было. У Александра Яковлевича было свое видение на выдачу технических заданий. Он говорил так: «Звоню Леше (имеется в виду А.М. Исаев): "Мне нужен «двигун» (так он называл двигатель) на столько-то литров и такую-то тягу". Вот ТЗ и готово. Какое еще ТЗ нужно? Остальные требования к двигателю он лучше меня знает». Такие категоричные заявления Александра Яковлевича тем не менее порой помогали или решали все. Да и крепкая дружба с Исаевым перешла на профессио нальный уровень.
     Но, как у любого здорового коллектива, случались и неудачи, организационные трудности. Обескураживали порой необоснованные, с точки зрения коллектива, распоряжения о приостановке или о полном прекращении работ по какой-либо тематике. Например, осенью 1959 года вышел приказ о передаче 75 человек в другую организацию. Перешли тогда только двое, причем один из них вскоре вернулся обратно. Спустя год вышло постановление правительства, в одном из пунктов которого было сказано о ликвидации филиала после завершения работ по текущей теме. И эти решения были отменены только в 1962 году.