ОЧЕРКИ О ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ А.Я. БЕРЕЗНЯКА

СЛУЖУ СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ



     Все разработки коллектива предназначались одному Заказчику – Вооруженным Силам СССР.
     С апреля 1952 года на опытном заводе была организована группа приемки, которая осуществляла приемку ракет КС, а также контроль за проведением опытно-конструкторских работ независимо от их назначения. Тесное деловое сотрудниче ство с Заказчиком было естественным и постоянным в деятельности Александра Яковлевича.


      Из воспоминаний полковника ВВС В.Т. Петрова.

     Первая крупная проблема, с которой столкнулся заказчик и которая решалась совместно с руководством завода и филиала ОКБ, – приемка большого задела агрегатов планера КС, изготовленного с большими отступлениями от требований технической документации. В разработке документации на доработку этого задела решающее слово принадлежало филиалу ОКБ, и в первую очередь его руководителю. А.Я. Березняк организовал четкое взаимодействие филиала с производством и СКО завода, оперативное решение возникающих в производстве вопросов. В результате уже в 1953 году были завершены государствен ные испытания и принята на вооружение система «Комета» (Ту-4К, Ту-16 с ракетой КС).



     Первым руководителем группы приемки был назначен подполковник Никитин Я.Ф., а его заместителем и ответственным по контролю за проведением опытно-конструкторских работ – майор Бондалетов Ю.П.
     В связи с расширением задач по контролю серийного производства ракет КС и опытного производства ракет КСС, КС-7, К-10С в 1955 году была организована группа приемки ВМФ, а в 1958 году – группа приемки ВВС. А уже в 1961 году группам приемки присвоены номера. На 552 ВП МО возложена обязанность по контролю и согласованию КД, на 393 ВП МО – приемка серийных и опытных ракет и на 1879 ВП МО – контроль за проведением работ по тематике ВМФ.
     Отношения с заказчиками в разные годы у Александра Яковлевича были деловые – ровные и плодотворные. Позже с руководителем заводской приемки Немковым П.П. его связывала многолетняя личная дружба. Именно Немкову П.П. принадлежала поддержанная Александром Яковлевичем инициатива изучения и приемки изделий Х-22 на стадии их опытного производства, и это способствовало улучшению качества всей разработки. При возникновении спорных вопросов Александр Яковлевич любил повторять своим подчиненным: «Не надо мешать военным представителям выполнять свои функциональные обязанности». Или: «Дело у нас общее».
     Представительство заказчика, как правило, комплектова лось хорошими специалистами. К вмешательству сотрудников приемки в технический процесс Александр Яковлевич всегда относился внимательно, прислушивался к замечаниям и рекомендациям.


      Из воспоминаний подполковника ВВС Я.И. Черникова

     В 60-70 годы в качестве электрических соединителей использовались разъемы ШР (СШР) и РМ. Много было жалоб и претензий из эксплуатации по этому вопросу (обрывы). По указанию в/ч 25966 я и Орлов В.Ф. были командированы в ОКБ Яковлева. К тому времени в ОКБ Яковлева было внедрено:
     – заливка разъемов герметиком «Виксинт»,
     – скрутка проводов в жгутах на расстоянии 200-500 мм от разъемов.
     Когда мы привезли образцы с заливкой разъемов и скруткой проводов и показали А.Я. Березняку, то он срочно вызвал Е.М. Крупского и сказал: «Срочно принять меры к внедрению, вот чем надо заниматься».



     Поддерживал Александр Яковлевич тесную связь и с головными войсковыми частями ВВС и ВМФ, где он был желанным посетителем. Принципиальных разногласий практически никогда не было. Его предложения находили понимание и одобрение. Такие связи смело можно назвать и творческими, потому что почти по всем предложениям А.Я. Березняка готовились постановления правительства или решения ВПК на проведение НИР и ОКР. Таких предложений у Александра Яковлевича было большое количество (в ОКБ одновременно проводились по 10-15 НИР и ОКР). В целях правильного выбора направления привлекались военные научно-исследовательские институты Министерства обороны (по линии ВВС – ЦНИИ-30, НИИЭРАТ, ГНИКИ), которые выдавали, как правило, заслуженно положительные заключения на проводимые работы.
     При проведении различного рода комиссий Александр Яковлевич особо прислушивался к мнению военных из эксплуатирующих организаций. Стенографии таких совещаний, вплоть до отдельных реплик, использовались затем при разработке мероприятий.
     Особые отношения Александра Яковлевича складывались с руководством ВМФ. Там понимали, что при вхождении в систему МАП Александру Яковлевичу в работе с морской тематикой порой приходилось не подчиняться своему прямому руководству и поступать против его воли.